ФЭНДОМ


Основной источник статьи: Клод Бернар[1]

Бернар, Клод (Claude Bernard, 12 июля 1813, Сен-Жюльен (Рона) — 10 фефраля 1878, Париж) — французский физиолог XIX века.

Один из основоположников современной физиологии и экспериментальной патологии. Провёл ряд исследований, связанных с изучением физиологии, механизмов сокоотделения, переваривающих свойств слюны, желудочного сока и секрета поджелудочной железы, её функции и роли в переваривании жиров, гликогенообразующей функции печени. Изучал участие печени и центральной нервной системы в регуляции углеводного обмена. Доказал наличие в продолговатом мозгу центров, регулирующих углеводным обмен организма. Открыл (1853) сосудодвигательную функцию симпатической нервной системы, участвующей в регуляции кровообращения в целом и кровоснабжения отдельных областей тела. Исследовал внешнюю и внутреннюю секрецию желёз, электрические явления в животных тканях, функцию различных нервов, процессы теплообразования, газы крови, парализующее действие кураре на двигательные нервные окончания, влияние на организм оксида углерода и др. Ввёл понятие о внутренней среде организма и сформулировал концепцию её постоянства как условия свободной жизни организма в меняющейся внешней среде.[2]

Происхождение. Ранние годы Править

Родился 12 июля 1813 г. в семье мелкого виноградаря, в маленькой деревушке Сен-Жюльен, расположенной на холмах Божоле, около Виль-Франша.

Отец Клода был довольно грамотный виноградарь. В надежде увеличить свой скромный доход он в конце пер-вой империи, когда коммерческие предприятия были весьма рискованны, стал компаньоном одного парижского продавца вин. Результат оказался гибельным: он разорился, влез в большие долги (их впоследствии в течение многих лет выплачивал Клод), виноградники были проданы; чтобы добывать средства для существования, он сделался сельским учителем — обучал у себя дома соседских детей началам французского языка, арифметике, истории и географии.

Первые уроки латыни восьмилетний Клод брал у кюре в Сен-Жюльене. Позже он учился в иезуитском коллеже в Вильфранше; там он получил «классическое» по тому времени образование: преподавали главным образом латынь, немного обучали греческому языку, французской литературе, арифметике и геометрии.

В возрасте семнадцати лет Клода, по рекомендации кюре, приняли в коллеж в Туассей (Thoissey, Aiau), в 20 милях от Вильфранша. В этом коллеже Клод проучился только один год, так как из-за резкого ухудшения материальных условий родители не в состоянии были дольше продолжать его образование.

В январе 1832 г. он начал работать в пригородной аптеке де Вэз, в предместье Лиона. Обязанности Клода сперва были весьма несложными: подметать тротуар, полоскать бутыли, делать пилюли и порошки, приготовлять сапожную ваксу, выполнять различные поручения владельца аптеки. В обязанности Клода входило также посещение ветеринарной школы, в которую аптекарь поставлял лекарства для больных животных.

Свободные от пребывания в аптеке дни (раз в месяц) Клод проводит в театре Лиона, где ставились различные пьесы — комедии, оперетты, водевили. Театр вдохновляет Клода, и он решает посвятить себя литературе; он пробует свои силы и по ночам, после целого дня работы в аптеке, сочиняет водевильную комедию «Роза Роны» («La rose du Rhône). Одноактный водевиль имел небольшой успех в маленьком театре Лиона и принес ему доход в сто франков. Ободренный удачей, Клод приступает к пятиактной исторической драме «Артур Бретанский («Arthur de Bretagne»).

Всего Клод проработал в аптеке полтора года — 30 июля 1833 г., после чего больше года жил в Сен-Жюльене, дописывая свою пьесу.[3]

В ноябре 1834 г. приезжает в Париж с рекомендательным письмом к известному в то время литературному критику, профессору Сорбонны Жирардэну (Saint-Marie Girardin); но тот убедил Клода, что таланта драматурга у него нет, и посоветовавшему ему заняться медициной.

Обучение в высшей медицинской школе в Париже Править

В 1834 г. он поступил в высшую медицинскую школу в Париже.

В студенческие годы, чтобы иметь средства к существованию, давал частные уроки.

В 1836 г. Клод Бернар стал экстерном,[4] а в 1839 г. выдержал конкурсные выпускные испытания.

Начало медицинской практики и научной деятельности Править

Став интерном больницы, Клод Бернар работал у различных профессоров хирургической и терапевтической клиник, а с 1841 г. — интерном клиники, руководимой Мажанди.

Работая у Мажанди, Клод посещал физиологическую лабораторию в Коллеж де Франс и слушал лекции Мажанди, на которых демонстрировались опыты. Клод часто помогал Мажанди в его опытах и сам все более втягивался в самостоятельную экспериментальную работу. Мажанди отметил большое искусство Бернара в препаровке н вскоре после того, как он стал интерном (в том же 1841 г.), предложил стать ему препаратором в Коллеж де Франс.[5]

Работа под началом Мажанди Править

Мажанди предоставил своему препаратору полную свободу действий. Клод Бернар участвовал в демонстрациях опытов в Коллеж де Франс, подготовляя необходимый материал для лекций Мажанди, помогал ему в постановке различных опытов, повторял некоторые из его экспериментов, проводил самостоятельные исследования.

Выяснение вопроса об отношении передних корешков спинномозговых нервов к чувствительности в связи с возникшим спором между Лонже и Мажанди, физиология обонятельного нерва, газовый состав артериальной и венозной крови, анатомия и физиология барабанной струны, ее отношение к ощущению вкуса, желудочное пищеварение, функции мозговых и других нервов — таков был круг вопросов, изучавшихся Клодом Бернаром в первые годы его работы препаратором у Мажанди.

Три экспериментальные работы с 1843 до 1844 гг. были посвящены изучению анатомии и физиологии барабанной струны, роли желудочного сока в пищеварении, функции спинального, или добавочного вилизиева, нерва и его соотношения с блуждающим нервом.

Первая из этих работ («Анатомические и физиологические исследования барабанной струны»[6]) была предпринята для выяснения отношения барабанной струны к явлениям паралича лица, но содержала также опыты и выводы об отношении этого нерва к слюнной секреции. Было установлено, что барабанная струпа берет свое на¬чало от лицевого нерва.

В дальнейшем Клод Бернар показал, что:

  1. в составе барабанной струны имеются сосудорасширители,
  2. нет тождественности между сосудодвигательными и секреторными волокнами барабанной струны,
  3. можно искусственно отделить один от другого сосудистый и секреторный эффекты барабанной струны.

Вторая экспериментальная работа Клода Бернара («О роли желудочного сока и пищеварении») была его диссертацией на получение степени доктора медицины. В работе делался ошибочный вывод о том, что не соляная, а молочная кислота является свободной кислотой желудочного сока. Клод Бернар высказывал этот ошибочный вывод и в своих позднее опубликованных трудах. Однако в своей диссертации Клод Бернар пришел к весьма важному выводу, что пищеварительный агент желудочного сока представляет собой какое-то органическое вещество, разрушающееся при нагревании до 85—90°, т. е. обладающее одним из свойств энзима. Таким образом, этими опытами Клода Бернара был установлен важный факт, что желудочное пищеварение происходит при действии энзима, для которого необходима кислая реакция желудочного сока.

Третья работа Клода Бернара «Экспериментальные исследования функции спинального, или добавочного виллизиева, нерва и особенно его отношения с блуждающим нервом»[7] была посвящена изучению действия X и XI черепных нервов на голосовые связки. Однако метод, применявшийся для исследования добавочного нерва, был грубым (нерв не отделялся, как обычно делалось, а вытягивал из мозга через отверстие черепа, при этом нарушались соседние веточки блуждающего нерва). Выводы, которые были сделаны в работе, как выяснилось позже другими исследователями, были ошибочными. Тем не менее за эту работу Клоду Бернару в 1847 г. была в первый раз присуждена премия экспериментальной физиологии Академии наук за 1845 год.

С 1844 — 1854 гг. Коллеж де Франс Править

В 1844 году Клод Бернар был отвергнут в конкурсе на должность адъюнкт-профессора по секции анатомии и физиологии. Для избрания на эту должность Клод Бернар представил работу «О красящих субстанциях чело¬веческого тела» («Des matièris colorantes chez l'homme», 1844), но из шести членов конкурсного комитета лишь один голосовал за Бернара.

Как отметил Ренан, Клод Бернар не был создан для успеха в подобного рода испытаниях, где наличие мыслей является недостатком.[8]

В следующем 1845 году Клода Бернара не прошел в члены Медицинской академии по секции анатомии и физиологии, его имя даже не появилось в списке кандидатов. Был избран физиолог Франсуа-Ахилл Лонже (Longet).

Совместно с Ласегом (Lasègue) Клод Бернар пытался в том же году создать частную лабораторию для экспериментальных исследований. Она разместилась в маленькой комнате, недалеко от Коллеж де Франс. Предполагалось собрать некоторые средства для исследований, получая плату от студентов, но предприятие это оказалось неудачным: деньги, получаемые от шести студентов, не покрывали даже расходов на кроликов. Лаборатория просуществовала очень недолго и была закрыта.

После такой череды неудач Клод Бернар намеревался уже сменить ее на практическую работу врача в деревне, но случай — женитьба на богатой невесте — дал ему возможность остаться в Париже, продолжать научную деятельность и публикацию результатов своих исследований и открытий в физиологии.

С 1844 года, после защиты диссертации и получения степени доктора медицины, Клод Бернар начал серию экспериментальных исследований по различным вопросам физиологии: о роли поджелудочной железы в пищеварении, о действии кураре, о гликогенообразовательной функции печени, о влиянии симпатического нерва на температуру тела и многие другие. В течение ряда лет продолжались эти исследования, результаты которых были опубликованы в различных журналах и сообщены на заседаниях Академии наук и научных обществ.

Ряд исследований Клод Бернар проводил в сотрудничестве с химиками Пелузом, Барресвиллом (Pelouze, Вагreswill) и другими учеными и врачами — Мелзенсом, Райером, Давэном, Шарко, Робином (Melsens, Rayer, Davaine, Charcot, Robin). Вместе с Мажанди он изучал различие температуры крови в обеих полостях сердца; эти опыты проводились на лошадях, в сердце которых вводились длинные термометры — один через сонную артерию, другой через яремную вену.[9]

С 1846 г. Клод Бернар изучал роль поджелудочной железы в пищеварении и установил некоторые новые данные об этом органе. В январе 1849 г. эти исследования были опубликованы и сразу доставили ему репутацию крупного ученого. Он показал, что панкреатический сок является действующим началом переваривания жировых веществ. Исследования были удостоены большой награды: Клод Бернар вторично получил премию Академии наук по экспериментальной физиологии.

Гипотеза, лежащая в основе этого исследования, как позднее признавал Клод Бернар, не была вполне оформленной, но работа имела исключительное значение хотя бы потому, что привлекла внимание врачей к важному и почти еще не изученному вопросу физиологии.

В 1848 г. Клод Бернар в сотрудничестве с Барресвиллом провел в химической лаборатории Пелуза эксперименты с печенью, которые привели его к открытию ее гликогенообразовательной функции. За работу «Новая функция печени у человека и животных»[10] Клоду Бернару в 1851 г. в третий раз была присуждена премия Академии наук по экспериментальной физиологии. Позднее он использовал материал этой работы для диссертации на получение степени доктора естественных наук,[11] которую защитил в 1853 г.

В 1849 г. Клод Бернар сообщил в Биологическом обществе о новом открытии: поражение основания мозга близ мозжечка вызывает у животных преходящее диабетическое состояние.[12]

В 1851 г. Клод Бернар сделал сообщение о влиянии симпатического нерва на температуру тела. Об этих исследованиях он подробнее сообщил в Академии наук 29 марта 1852 г.[13] За эту работу в 1854 г. ему в четвертый и последний раз была присуждена премия Академии наук по экспериментальной физиологии.

Все это время экспериментальная деятельность осуществлялась в крайне неблагоприятных условиях, в темной, сырой, плохо вентилируемой полуподвальной комнате, без хороших инструментов, без денег и почти без официальной поддержки.

Об этих условиях работы в 1878 г. Клод Бернар писал так:

«Тридцать лет назад, когда мы задумывали какой-нибудь эксперимент, то нам удавалось осуществить его только с большой потерей времени и с большими затруднениями. Мы экспериментировали в плохо приспособленных помещениях, в кабинете, в комнате, и над животными, схваченными случайно; или же мы теряли целые дни, рыская за предметами для экспериментов, ходили по бойням, по живодерням и т.д. Подобное положение нельзя считать, конечно, образцом хороших научных порядков.»[14]

В одной из своих лекций Клод Бернар делает такое признание: «В продолжение моей научной экспериментальной карьеры я сам, как и другие, испытывал часто значительную потерю времени и отсутствие средств... Я испытывал боль ученого, который, лишенный материальных средств, не мог предпринимать или реализовать задуманные опыты и вынужден был отказаться от известных исследований или оставить открытие в состоянии возникновения... Я желаю, чтобы знали, что неясности, несовершенства и очевидные несогласованности, которые можно найти в моих различных опытах, суть следствие недостатка времени, трудностей их осуществлениям многочисленных затруднений, испытанных в течение моего научного развития». [15]

В другом месте читаем: «...Мы никогда не могли про-изводить опыты по эволютивной[16] физиологии или экспериментальной патологии в Коллеж де Франс, потому что животные находились в таких плохих гигиенических условиях, что явления, которые мы желали наблюдать, совсем не развивались, или же случалось так, что животные умирали от привходящих болезней, а не от повреждений, эффект которых мы хотели наблюдать»[17]

Следующий рассказ Бернара великолепно иллюстрирующем условия его работы:

«Это было примерно в 1844 году. Я изучал пищеварительные свойства желудочного сока по методу, открытому Блондло (из Нанси), при котором желудочный сок собирается через трубку, что-то вроде серебряного крана, который вводят в желудок живой собаки, что нисколько не вредит ее здоровью. В то время Диффенбах, известный берлинский хирург, приехал в Париж; он узнал о моих опытах от моего друга Пелуза, недавно умершего, и пожелал присутствовать на операции вставления желудочной канюли. Меня предупредили об этом его желании, и я поторопился удовлетворить его и проделал опыт на собаке в химической лаборатории Пелуэа на улице Дофин. После операции собаку выпустили во двор с тем, чтобы осмотреть ее спустя некоторое время. Но на следующий день оказалось, что несмотря на присмотр, собака убежала, унося в животе канюлю — вещественное доказательство работы физиолога.

Несколько дней спустя, рано утром, когда я еще был в постели, ко мне явился человек и сообщил мне, что комиссар полиции квартала Медицинской школы желает со мной поговорить и требует меня к себе. Днем я отправился к комиссару полиции на улице Жардине. Я увидел маленького, весьма представительного старичка, который принял меня очень холодно, и, не говоря ни слова, предложил пройти в соседнюю комнату. Там, к моему великому удивлению, он мне показал собаку, которую я оперировал в лаборатории Пелуза, и спросил меня, узнаю ли я в ней ту собаку, которой всунул в живот этот инструмент. Я ответил утвердительно, прибавив, что очень рад тому, что нашлась моя канюля, которую считал потерянной. Мое признание, вместо того чтобы удовлетворить комиссара, вероятно, вызвало его гнев, потому что он обратился ко мне с преувеличенно строгим выговором по поводу того, как я посмел взять для опытов его собственную собаку. Я объяснил комиссару, что это не я взял его собаку, что я купил ее у людей, продававших физиологам бездомных собак, которых они ловят будто бы по приказу полиции. Еще я сказал о том, как сожалею, что оказался невольной причиной огорчений по поводу несчастного приключения с его собакой, но что животное останется жить и что нужно сделать только одно: мне — вынуть мою серебряную трубку, а ему — получше стеречь свою собаку. Последние слова заставили комиссара переменить тон, а главное, они совершенно успокоили его жену и дочь. Я вытащил свой инструмент и, уходя,обещал ему еще раз вернуться. И действительно, на улице Жардине я побывал много раз. Собака через несколько дней совершенно выздоровела, а я стал другом комиссара и с тех пор знал, что могу рассчитывать на его покровительство. Вот почему я вскоре расположил свою лаборато¬рию в подведомственном ему районе и мог продолжать свои частные курсы экспериментальной физиологии в этом квартале, где комиссар покровительствовал мне и предостерегал от грозивших мне крупных неприятностей, — и все до тех пор, когда, наконец, я был назначен помощником Мажанди в Коллеж де Франс».[18]

И. М. Сеченов, приехавший осенью 1862 г. «в Париж, чтобы учиться и работать у Клода Бернара»[19], писал: «Лаборатория Бернара (в Collège de France) состояла из небольшой комнаты, в которой он работал сам, и смежной с нею аудитории. В рабочей комнате на первом месте стоял вивисекционный стол и несколько шкафов с посудой и инструментами, а в аудитории перед скамьями для слушателей — стол профессора на низенькой платформе».[20]

Кроме научно-исследовательской экспериментальной работы, Клод Бернар вел весьма интенсивную педагогическую деятельность.

В 1847 г. Клод Бернар был назначен заместителем Мажанди в Коллеж де Франс и с этого же года систематически в течение летнего семестра читал лекции, на которые собиралось много слушателей; в зимнем семестре лекции читал Мажанди.

В конце 1852 г. Мажанди передал чтение всех лекций в Коллеж де Франс Клоду Бернару. Курсы лекций в Коллеж де Франс, читавшиеся Клодом Бернаром, не давали систематического освещения всей физиологии того времени и существенно отличались от соответствующих курсов, читавшихся на медицинском факультете. Клод Бернар дал этому четкое и ясное объяснение:

«Профессор Коллеж де Франс — писал он — должен изучать темные вопросы, новые тенденции и методы науки, но он совсем не должен охватывать всю науку в целом».

Различны, по мнению Бернара, цели преподавания физиологии профессором медицинского факультета и профессором Коллеж де Франс. «Профессор медицинского факультета и профессор Коллеж де Франс — продолжает Бернар — должны преследовать различные цели. Первый видит науку в ее настоящем; он дает только то, что вошло в обиход и установлено, избегая таким образом смущать и вводить в заблуждение умы начинающих, и не ведет их по путям неизведанным и непроверенным. Второй же, наоборот, видит науку в ее будущем, занимается направлениями, в которых эта наука идет вперед и в эту сторону направляет умы молодых врачей».[21]

«В Коллеж де Франс — пишет Бернара — профессор всегда сохраняет точку зрения исследователя и должен думать о науке, не о том, что уже закончено и установлено, а о пробелах, которые еще остаются и которые должны быть заполнены новыми исследованиями. Поэтому он выбирает наиболее трудные и не-ясные задачи, чтобы атаковать их перед аудиторией, подготовленной предварительно».[22]

Клод Бернар принимал также активнейшее участие в научных обществах и 16 января 1847 г. был избран членом Филоматического общества Парижа,[23] где часто выступал с сообщениями о результатах своих экспериментальных исследований. Он был одним из инициаторов созданного в 1848 г. Биологического общества, объединявшего молодых естествоиспытателей и врачей. По характеристике Бертло, это общество «было наиболее могучим центром научной инициативы, более живым и либеральным, чем академические общества», а Клод Бернар был его «сияющей и излюбленной звездой». Райер (близкий друг, а впоследствии и личный врач Клода Бернара) был первым президентом этого общества, а Клод Бернар — сначала одним из его двух вице-президентов, а с 1867 г. (после смерти Райера) — его постоянным президентом.

Заседания Биологического общества происходили еженедельно. Клод Бернар очень часто выступал с научными сообщениями и принимал активное участие в дискуссиях по различным вопросам.

С 1854 г. Академия наук, Сорбонна, Коллеж де Франс, Академия медицины Править

В 1854 г. Клод Бернар был избран членом Парижской Академии Наук.[2] В том же году освободилась одна из ботанических кафедр на факультете естественных наук в Сорбонне. Ее заменили кафедрой экспериментальной физиологии, которая была предложена Клоду Бернару. Эту кафедру он возглавлял до 1868 г. и продолжал чтение курса физиологии животных.

В 1855 г., после смерти Мажанди, Клод Бернар занял его кафедру в Коллеж де Франс, где еще до смерти своего учителя выполнял все функции профессора.

Примечания Править

  1. Карлик Л.Н. Клод Бернар. М.:«Наука», 1964
  2. 2,0 2,1 Большая российская энциклопедия, том 3
  3. Впервые опубликована в 1887 году.
  4. Экстерн — студент-медик, исполняющий вспомогательные обязанности в больнице.
  5. Эта должность соответствовала должности современного ассистента.
  6. Claude Bernard. Recherches anatomiques et physiologiques sur la corde du tympan, pour servir à l'histoire de l'hémiplégie faciale. Ann.méd.-psychol., 1843, I, p. 408—439
  7. Claude Bernard. Recherches expérimentales sur les fonctions du nerf spinal, ou accessoire de Willis. Arcb. gén. méd., 1844, 4, p. 397—424; 5, p. 51—96
  8. Е. Renan. Claude Bernard. Discours prononcé le jour de sa reception à l'Académie française, le 3 avril 1879. L'oeuvre de Claude Bernard, Paris, Baillière. 1881, p. 3—37
  9. Мажанди возглавлял комиссию «конской гигиены» и имел в своем распоряжении предназначенных для убоя лошадей, которых использовали для экспериментов в ветеринарной школе, на окраине Парижа.
  10. Claude Bernard. Sur une nouvelle fonction du foie chez l'homme et chez les animaux. C. r. Acad. sci., 1850, 31, p. 371—374.
  11. Claude Bernard. Recherches sur une nouvelle fonction du foie considéré comme organe producteur do matiôre sucrée chez l'homme et chez les animaux. Paris, Bailliùre, 1853.
  12. Claude Bernard. Influence de la section des pédoncules cérébelleux moyens sur la composition de l'urine. - C. R. Soc. Biol., t. l, 1849 (1850), p. 14.
  13. Claude Bernard. De l'influence du système nerveux grand sympathique sur la chaleur animale. Comptes rendus hebdomadaires des séances de l'Académie des Sciences, 1852, 34, p. 472-475
  14. Claude Bernагd. Leçons de physiologie expérimentale..., t. II, p. 160.
  15. Claude Bernard. De la physiologie générale. Paris, Hachette, ±872, p. 236.
  16. эволюционной
  17. Клод Бернар. Лекции по экспериментальной патоло¬гии, стр. 400.
  18. Claude Bernard. Rapport..., p. 144—146. См. также в: «Principes de médecine expérimentale», Paris, Presses universitaires de France, 1947, p. 259—260.
  19. «Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова». M., Изд-во АН СССР, 1945, стр. 109.
  20. «Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова». M., Изд-во АН СССР, 1945, стр. 110.
  21. Клод Бернар. Лекции по экспериментальной патологии. Стр.391-392
  22. Claude Bernard. «Leçons de physiologie expérimentale...», t. I, p. 10.
  23. Филомат (греч.) — любящий науку. Филоматическое общество было основано в 1788 г. и объединяло большинство известных ученых Парижа (в него входили Мажанди, Дюма, Буссенго, Бертло, Броун-Секар, Мильн Эдварде и др.). Общество ставило задачей объединение вокруг научных открытий своих членов и «вдохновлять их для прогресса человеческого духа».
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.