ФЭНДОМ


VicSkumGangRinpoche1988

Виктор Скумин

Йога (санскр. — योग yoga, букв. «соединение», «сопряжение», «запрягание») — термин, означающий: одну из классических школ индийской философии; организованную духовную практику, дисциплину, метод духовного действия; систему ноопсихофизических упражнений — асан.[1]

Возникновение и развитие концепции Править

Первый период истории йоги (V в. до н.э. — I в. н.э.) совпадает с начальным этапом эволюции санкхьи. Один из первых санкхьяиков, Арада Калама, наставник Будды, был и одним из первых теоретиков йоги, разработавшим два этапа ее практики: сначала — предварительный нравственно-аскетический тренинг, затем — поэтапное достижение «измененных состояний сознания» в виде четырех дхьян. Древняя йога, как ее можно восстановить по буддийским источникам, «средним» Упанишадам и дидактическим текстам «Махабхараты», развивалась в континууме учительских традиций синкретической санкхья-йоги, где йога соответствовала «практической» части, а санкхья отвечала за «теоретической» выкладки. В эпических текстах очень настойчиво внушается мысль о нераздельном единстве санкхьи и йоги (Бхг. V.5; Мбх. XII. 293.30, 304.2-4 и т.д.), что, вероятно, свидетельствует об обратном — о начале обособления йоги (как верно заметил Дж. Ларсон, то, что и так очевидно, не нуждается в настойчивом утверждении). Это подтверждается тем, что в некоторых эпических пассажах разъясняются различия между санкхьей и йогой:

  1. йогины исходят из существования божества Ишвары, без которого, как они считают, освобождение (мокша) невозможно;
  2. йогины считают, что лучше довольствоваться своими «интуитивными прозрениями», чем сформулированной системой взглядов (Мбх. XII.289.3-7).

Процесс разделения санкхьи и йоги был весьма длительным, обособление конкурирующих школ санкхьи и примыкание их к йоге происходило в течение I-IV вв. Цитаты из авторитетных текстов, признаваемых обеими традициями, которые приводятся в комментариях Вьясы к сутрам йоги, позволяют предположить, что многие из отделявшихся школ на самом деле продолжали считать своими и санкхьяики и йогины одновременно. Правильно полагать, что мы имеем дело с совместной разработкой как тем, специфических для санкхьи (например, взаимодействие духовного начала и менталитета), так и тем общефилософских (обсуждение релевантности атомизма).

О формальной самостоятельности йоги можно говорить только начиная с IV-V вв., когда был создан базовый текст школы — «Йога-сутры», приписываемый некоему Патанджали (не грамматист Патанджали, несмотря на многочисленные попытки доказать их идентичность). Составитель текста опирался на древнюю традицию не только самой йогической психотехники, но и ее систематизации, восходящую к середине I тыс. до н.э. Составление собрания сутр йоги было отчасти стимулировано успехами буддийской йоги — школы йогачары (виджнянавады), которой индуистская традиция и противопоставила «ортодоксальную» йогу. Другим стимулом для появления йоги стало уже давнее стремление йогинов обособиться от санкхьяиков с целью создания отдельной даршаны.

Йога-сутры Править

Текст «Йога-сутр», который можно рассматривать как «практическое» приложение окончательно сформировавшегося дуализма санкхьи к психотехнической практике йоги с учетом и специфически йогических мировоззренческих позиций, состоит из четырех разделов. В разделе I йога с самого начала определяется как «преодоление колебаний сознания» (читтавритти-ниродха), результатом чего должно быть «установление в себе» духовного начала — Пуруши (до этого он принимает формы этих «колебаний»). Далее следуют: классификация указанных «колебаний», стратегия их преодоления и приближения к концентрации сознания (одно из средств — почитание божества Ишвары, который трактуется как Пуруша, наделенный специфическими характеристиками), анализ препятствий на пути к успокоению сознания, описание достижения «стабильности» сознания. В разделе II излагается учение о корневых аффектах сознания (клеши), которые являются основным препятствием на пути к освобождению, о карме (как реализации этих корневых аффектов). Также разбирается четырехчастная модель, близкая к схеме Четырех благородных истин в буддизме: страдание, причина страдания, возможность избавления от него и средства этого избавления. В том же разделе изложены первые пять ступеней восьмеричного тренинга йоги — воздержание от основных страстей (яма), культивирование духовной дисциплины (нияма), выполнение телесных поз (асана) и дыхательных упражнений (пранаяма), освобождение чувств от воздействия внешних объектов (пратьяхара). В разд. III рассматриваются три высшие стадии йогического тренинга, именуемые «внутренняя йога», или концентрация (саньяма): удержание сознания в одной точке (дхарана), ступень чистого созерцания (дхьяна) и конечное растворение созерцающего в созерцаемом (самадхи), подразделяющееся, в свою очередь, на предварительное (сабиджа, «с семенами») и высшее (нирбиджа, «бессемейное»). При этом «бессемейное» растворение относится ко всем трем стадиям концентрации (включая и «растворение с семенами») как внутреннее — к внешнему и как те — к пяти первым стадиям «восьмичленной йоги». Основное содержание раздела III составляет, однако, подробное перечисление тех оккультных «сверхсил» (вибхути), которые рекомендуется достичь, применяя все ту же концентрацию (саньяма) к различным объектным сферам микро- и макрокосма. Первым результатом овладения этой техникой названо познание звуков, издаваемых всеми живыми существами, последним — непосредственное восприятие различий даже между двумя атомами. В последнем разделе IV рассматриваются: происхождение сверхспособностей (сиддхи), карма и ее латентные «следы» (васана). Также Патанджали, который настаивает на объективности внешних вещей, полемизирует на эту тему с буддийскими идеалистами-виджнянавадинами. Здесь основные аргументы составителя «Йога-сутр» сводятся к указанию на самотождественность экстраментального объекта и различие в содержании воспринимающих его сознаний, а также на неизбежность регресса в бесконечность (при допущении того, что одни лишь содержания сознания воспринимаются другими содержаниями сознания). Текст завершается характеристиками конечного освобождения Пуруши.

Формирование собственной философской доктрины йоги Править

О формировании собственно философской доктрины йоги речь может идти только начиная с комментаторского периода, когда Вьяса составляет нормативное и вместе с тем теоретическое толкование к сутрам (поднимая те проблемы, которые мы не обнаруживаем у сутракарина) — «Йога-сутра-бхашья». «Энциклопедист» Вачаспати Мишра комментирует толкование Вьясы в своей «Таттва-вайшаради» («Искусность в достижении истины»), а позднее царь Бходжа пишет новый комментарий к сутрам — «Раджа-мартанда» («Царское солнце»), также опираясь на Вьясу. Завершает йогическую экзегезу Виджняна Бхикшу, составивший комментарий к комментарию Вьясы под названием «Йога-варттика», а также и отдельный свод учения йоги — компендиум «Йога-санграха». Оба текста отражают попытку синтеза йоги, санкхьи и неадвайтистской веданты.

Отличие йоги от санкьхи Править

Среди основных отличий философского наследия йоги от учения санкхьи можно выделить:

  1. введение концепции менталитета-читты, в известном смысле объединяющего функции различаемых в санкхье компонентов «внутреннего инструментария» (антахкарана) — интеллекта-буддхи, эготизма-аханкары и ума-манаса; этот менталитет рассматривается на различных уровнях активности (читтабхуми);
  2. иную типологизацию состояний сознания (бхавы), в которой главное место занимают основные, «корневые» аффекты, определяющие сансарное существование индивида, — клеши; 3) признание божества — Ишвары, который является «первым среди равных» духовных субъектов-пуруш и отличается от остальных неподверженностью кармическим аффектам и безразличием к их результатам, а также способностью быть носителем «семени всеведения» и объектом медитации и почитания для адепта-йогина.

Дополнительное чтение Править

Примечания Править

  1. - medical-enc.ru
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.